Соло велопутешествие по Западной Европе (6 стран, 2500 км, 40 дней). Часть III | Life Experience

Соло велопутешествие по Западной Европе (6 стран, 2500 км, 40 дней). Часть III

On 25.12.2014 by Ekaterina

20 июня

30 км. Ночевка под San Sebastian

День начался с позднего подъема. Я искренне надеялась благополучно въехать в Сан-Себастьян, однако, количество машин на дороге и отсутствие подробных карт уже не предвещало благополучной развязки.

Так оно и произошло! Я заехала на автобан! Все тут же принялись сигналить и проноситься с бешеной скоростью. Мне оставалось только обильно потеть на раскаленном южном солнце, и, кусая губы, крутить что есть сил до какого-нибудь съезда. Не найдя ни одного, но увидев залитый бетоном желоб обочки, я уже было начала проводить маневры к отступлению, когда мой взгляд уперся в машину дорожной бригады.

Из автомобиля вышел парень. Он выражался громко и долго по-испански, пока не понял, с кем имеет дело… Вытерев потный лоб, спаситель принялся рисовать в блокноте, видимо, загадочные съезды, а я только лыбилась в ответ, потому что самое страшное миновало, помощь пришла. Поняв всю абсурдность ситуации с рисунками, испанец предложил подвести меня до центра Сан-Себастьяна.

Получив одобрительный кивок, дорожник начал снимать переднее колесо и убирать мои пожитки в минивен. Когда мы сели в машину, он опять принялся что-то быстро и много говорить; из всей его красноречивой тирады я поняла только слова «сумасшедшая» и «центр».

— Поко, поко абла испаньол, — кивала я, когда он смотрел на меня, ища понимания, — Я бы сказала даже, пикиньё!

Сан-Себастьян

Мой спаситель Харе

Мы кружили по многоэтажным лентам автострады километров десять. Парень назвался Харе, я тоже представилась по-испански. Вскоре мы подъехали в самый центр, где ребята из бригады незадачливого спасителя строили пирс. Харе остановился, чтобы разгрузить вел и пожитки, но тут же подъехала груженая фура и, не выключая мотора, стала ждать, когда минивен отъедет с ее дороги. Как только Харе переместился в дальний конец пирса, раздался оглушительный звук – это разорвало колесо у фуры, — клочья разлетелись в разные стороны прямо перед моим носом.

— Здравствуй, Испания! – только и смогла сказать я.

Сан-Себастьян

Сан-Себастьян

Возле машины Харе мы собрали вел, сфоткались и познакомилась с бригадой бравого парня. Он сказал, что маршрут паломников проходит возле моря и указал примерное направление движения. Я поела и немного отдохнула в красивом старинном городе, — времени на осмотр уже практически не оставалось. Первые перевалы «Северного Пути» дались мне с большим трудом, казалось, трехнедельной накатки просто не было.

Кэмпинг, найденный в горах, стоил бешеных денег – за место под палатку здесь взяли 17,50 евро, включая стоимость ячейки с розеткой (1,5 евро). По поводу креденсиаль на ресепшене никто не слышал. Мне предложили вернуться в Сан-Себастьян и обратиться в информационное бюро. С этого момент я всерьез начала волноваться, что не найду альберги и не успею приехать в Порто к дате отлета.

В районе Сан-Себастьяна

Начинаются горушки

21 июня

102 км. Ночевка возле Bermeo

Стартовала в 9.00, по своим меркам поздно, потому что стала заложницей телефонной зарядки. Все бы закончилось прекрасно, если бы я оставили вечером в ящике заряжаться телефон, а не солнечную батарею. Когда дошла очередь включить в электросеть мобилу, было слишком поздно – место, где размещались ящики, заперли на ключ. Пришлось стартовать с зарядом 67 %, впрочем, я научилась экономить, выключая телефон в местах понятного проезда.

Испанская деревушка

Горная испанская деревушка

Утром мне встретились местные спортсмены на шоссейниках, которые посчитали своим долгом рассказать, куда дальше ехать. Это было бесполезно. Молодой говорил по-английски. Он рассказал, что в понедельник едет в Екатеринбург работать и хочет знать, насколько там красиво?

— Красиво! — уверила я. — Ведь там тоже есть горы!

Старый прибрежный город

Старый прибрежный город

Мужчины сказали мне, что по каноническому «Северному Пути» ехать намного тяжелее, чем по «Французскому». Таскать велосипед на себе мне совсем не хотелось, да и время поджимало, и я начала продумывать пути отступления.

По шоссе № 634 я добралась до Деба, а там поехала вдоль самого Атлантического побережья. Здесь со мной поравнялись два велосипедиста на Орбеях (тут почти все ездят на Орбеях). Один из парней сказал, что проезжал Камино по «Северному Пути» и считает его очень сложным. Парни выглядели чемпионами, так что беспокойство во мне возрастало.

Я ехала по второстепенному шоссе пока на повороте к горному селению не повстречала первую паломницу. Канадка пенсионного возраста плохо говорила по-английски (она была из французской части страны), в руках женщина держала книжку с адресами и описаниями маршрута и жилья. Так мне стало известно о существовании гайдбуков по Пути.

Берег Атлантики. Испания

Испанский берег Атлантики

Испанский Бискарос

Испанский Бискарос

Испанское побережье Атлантики

Испанское побережье Атлантики

Лазурь испанского берега Атлантики

Лазурь испанского берега Атлантики

Лазурные берега Атлантического океана

Лазурные берега Атлантического океана

Я пощелкала красивые места побережья и, пропустив несколько кэмпов, решила упорно «грести» до местечка Мундака. По дороге ко мне на руль сел клоп Клопендро. Он ехал долго, прижимая усы на особо крутых поворотах. Клоп слез во время дождя и заныкался в палатку. Я вытряхнула его только утром.

Перед Мундакой обнаружилась замечательная велодорожка – первая на моем пути в Испании. Ее пересекали полчища улиток – такое громадное паломничество панцирьнаностных я не видела никогда.

После дождя. Нашествие улиток

Нашествие улиток

Дорожное графити. Атлантика

Дорожное графити. Атлантика

Атлантика. Приморский город

Приморский городок. Атлантика

Упорствуя до 20.30 и умахавшись в конец на двух последних тягунах, я с удовольствием вкусила все удобства Camping Partionado и живописное его расположение.

Вид на атлантические лиманы из кэмпинга

Вид из Camping Partionado

Виды на заливные лиманы, многоярусные площадки под палатки, большой санузел, бассейн и горки вкупе с адекватным персоналом вполне оправдывали цену в 16,50 евро.

22 июня

59 км. Ночевка в Pobeno

После вчерашних подвигов вставать в дикую рань не хотелось. Первый перевал дался тяжелее вчерашнего: тело обливалось потом, мозг думал, как же свалить с «Северного Пути».

Вело заезд

Очередной марафон. Теперь вело на границе Франции и Испании

Мега-мост в Бильбао

Затейливый мост в Бильбао

В Бильбао я плутала, проклиная этот город. К слову сказать, совершенно зря. Мост, который обозначался в гугл картах каким-то причудливым образом все не находился… Зато когда обнаружился, поразил современной конструкцией. Это было чудо западного прогресса – пассажирская площадка перемещалась по рельсе, размещенной над водой канала.

Для покупки билета требовалась мелочь, которой у меня не оказалось. День клонился к закату, а я так и не нашла еще ни одного альберга. Слава Богу, мне помогла Сарунья.

Испанка Сарунья

Сарунья — моя помощница в Бильбао

— Ай нид хелп, — привычно сказала я девушке, поглядывая на автомат по продаже билетов и протягивая 50 евро.

У велосипедистки был точно такой же байк Орбея, как у меня. Сарунья заплатила за переправу, пообещала разузнать место положения альберга, и взялась проводить мою ликующую персону до выезда из Бильбао.

Всю дорогу, уверяя меня в своем нелюдимом нраве, она на каждом шагу встречала друзей и останавливалась поболтать с ними. Мы вместе проехались по эскалаторам, вмонтированным в улицы города, и добрались до широкого вело -пешеходного моста, высившегося над громадной автодорожной магистралью.

Большой велосипедный мост над автострадой

Большой велосипедный мост над автострадой

Сарунья узнала точный адрес и время работы альберга в Побене и написала записку на испанском, на случай если мне понадобится разузнать, как проехать и где свернуть к месту. Девушка сама не прочь путешествовать, как я, но опасается за свой английский, — мой уровень привел ее в восхищение.

Дорога на побережье Атлантики

Вело дорога на побережье Атлантики

Пропустить альберг в Побене было просто не возможно. Возле него сидели, лежали, неспешно передвигались, такие же как я, усталые муравьи-пилигримы.

Мне удалось поговорить с велосипедистами из Германии. Они проделали долгий путь (двигались преимущественно вдоль побережья Испании и Португалии) и горели желанием поделиться некоторыми походными впечатлениями. Супруги рассказали, что северо-запад Испании (как раз там, где Финистерра) мало населен. Дикие места обжили злые собаки, которые кидаются на тебя почти без предупреждения. В отличие от испанцев, португальцы все поголовно говорят на английском и не соблюдают безопасную дистанцию во время вождения автомобиля на дорогах. Путешественники отдали мне не нужные карты «Северного Пути», рассказали про возможность проехать часть дороги поездом и отрезали добрый ломоть лука на ужин.

Управляющая альберга продала мне креденсиаль за 2 евро и подарила путеводитель по «Северному маршруту», — это было пределом моих мечтаний. Она также сделала распечатку населенных пунктов по пути следования пилигрима, в которых можно было получить ночлег или необходимый сервис (в самом конце своего путешествия, я отдала бумажки полякам).

Заведующая альберга сказала, что ее подруга любит русских и с удовольствием помогла мне разобраться в происходящем. Тогда я еще не знала, что альберги бывают трех видов: муниципальные (6 евро), частные (6-12 евро) и бесплатные «donativo» (обычно принято оставлять 5 евро). Приюты для паломников состоят из одной или нескольких спален (без разделений по половому признаку). В тех, что разделяют, я не была. Комнаты заставлены двухэтажными кроватями с матрасом и подушкой. Одноразовое (бумажное) постельное белье, начали выдавать недавно. Везде есть туалеты, умывальники и душ с горячей водой, стиральная машинка и помещение для сушки белья. Почти во всех приютах имеется столовая и кухня с плитой, холодильником, посудой и, частенько, провиантом, оставленным добрыми путниками по дороге к своей главной цели.

Я отдала управляющей 8 евро донейшена, несмотря на то, что пришлось ставить палатку во дворе, — альберг был перенаселен. Женщина была довольна подарком, сказав, что их приют маленький и бедный, а затем спросила:

— Сколько километров ты проезжаешь в день?

— 70-100 км. — самоуверенно произнесла я.

-О! Тогда я советую тебе остановиться в замечательном месте — в деревне Гуэмес, у падре Эрнесто.

— Спасибо.

— сказала, а про себя подумала, что не знаю, насколько мне нужна еще одна ночь в альберге. Ведь я хочу свалить с «Северного Пути».

23 июня

89 км. Ночевка в Güemes

Я подняла свою задницу в 6.20 и собиралась более 1,5 часа, чтобы успел высохнуть тент. Рано выезжать всегда хорошо, потому что у тебя в запасе целый день. Возле Балейо я повстречала пилигрима из Франции. Паренек в тирольской шляпе возвращался на свою родину и остановил меня, чтобы узнать, сколько ему отсюда до Сантонии. Он увидел наклейку с названием Ле-Сабль-де-Олон, которую я успела наклеить на раму своего велосипеда, и поделился, что родом из тех краев. Ну, ведь классное совпадение!

Горные серпантины

Горные серпантины

Милый пилигрим рассказал, что по дороге в Сантьяго у него заболели колени так, что ему пришлось остановиться в Леоне. После 10-дневного отдыха, парень решил возвращаться домой пешком. Француз сказал, что в Сантандере – не альберг, а коммерческое предприятие. Ему пришлось выложить 20 евро за ночлег. Паломник посоветовал воспользоваться автобусом, если захочется проскочить часть маршрута.

После его слов я задумчиво посмотрела в свою распечатку и, не найдя муниципальных приютов до самого Сантандера, решила стопануть в Гуэмэсе.

Гуэмес

Гуэмес. Деревушка знаменитая альбергом Отца Эрнесто

Возле горного альберга меня встретил мужчина и проводил в комнату для велосипедистов, сообщая по дороге расписание на вечер и правила поведения в этом месте. Он завел мой вел в помещение и, кивнув на двух испанских ребят лет 25-27 на Орбеях, сообщил, что это типикал спэнишь гайс. Так я их и стала называть, а парни в отместку прозвали меня типичной русской девчонкой.

Альберг в горах

Альберг Отца Эрнесто

На въезде в альбрег в Гуэмесе

На въезде в альбрег в Гуэмесе

После этого мужчина-проводник отвел меня к падре Эрнесто на личное интервью. Я села напротив старика, и он открыл свою «амбарную» книжку для записи пилигримов. Отец задал стандартные вопросы и похвалил за отвагу. Он повторил, что ждет меня на вечернюю лекцию в библиотеке.

В просторном зале, увешанном фотографиями давних дней альберга и современной его жизни, собралось около 60 человек. В зале сидели люди из США, Канады, Новой Зеландии, Германии, Японии и может быть других стран. Я была 1-ой русской в этом альберге.

Эрнесто выбрал испанскую журналистку в качестве переводчика и начал рассказ с большой роли окрестностей Сантандера для перелетных птиц. Здесь собираются целые птичьи базары, чтобы отдохнуть и набраться сил перед долгой дорогой в Финляндию и Австралию.

История la Cabana del Abuelo Peulo начинается от бабушки и дедушки Эрнесто, которые построили этот дом. Во время войны семья переехала в другую высокогорную деревушку в Испании, и там Эрнесто постигал «университетскую науку жизни» в тяжелых трудах и заботах простого крестьянина. Оттуда же вместе с другом отправился на Лэнд Ровере путешествовать по миру. Они странствовали 27 месяцев и объехали страны Европы, Африки, Южной и Северной Америки. Как губка Эрнесто впитывал в себя опыт гостеприимства повсюду, где находился, чтобы перенести увиденное на почву родного дома.

Первый пилигрим пришел сюда 15 лет назад. С тех пор все и завертелось. В 2013 году la Cabana del Abuelo Peulo посетили 8 000 пилигримов из 17 стран мира. Внимание, имя падре Эрнесто еще прозвучит в моем повествовании.

В течение всей лекции Отец напирал на то, что Камино, именно Камино, а не Путь Сантьяго – это продукт коллективного творчества. Многие приезжают сюда из разных стран и этот дух, и общение – главное на Пути, и не важно, откуда он берет начало и где кончается.

Эрнесто оказался фанатичным фотографом (старик пожаловался, что чемоданы с пленкой занимают у него целую комнату) и на удивление терпимым католиком. Портрет Ганди на стене библиотеки, как ничто другое, служило подтверждением лояльности Эрнесто к другим религиям. Недавно он выстроил «Эрмитаж» – домик для молитвы буддистов, чтобы паломники, исповедующие эту религию, могли помолиться, останавливаясь в его альберге.

В завершении пламенной речи (Отец был ярким оратором) Эрнесто попросил не скупиться на донейшен и пройти в столовую на ужин.

Едим, пьем в Гуэмесе

Типикал спэниш гайс и другие паломники за столом

После лекции пилигримов кормили от пуза макаронами с мясом. Потом фруктами и подносили на стол бессчетное количество бутылок вина. Отец предпочел нашу молодежную компанию, и весь вечер выказывал свое к нам расположение.

Вечерний ужин в компании Отца Эрнесто

Вечерний ужин в компании Отца Эрнесто

Хорошенько заправившись вкусным, все захотели смотреть Эрмитаж и фотографировать старенький Лэнд Ровер. Наша компашка еще галдела в сумеречном небе уходящего дня, но постепенно все улеглись.

24 июня

20 км. Ночевка в Leon

Утренний подъем дался легко. Мои соседи — «типичные испанские парни» были уже на ногах и приглашали меня в столовую на завтрак. На прощание отец Эрнесто поцеловал трижды в щеки и снял на фотоаппарат. Указывая на свою голову, он сказал, что у этой девочки есть сила, не в руках, а в мозгах.

Потом мы простились с парнями. Сегодня они собиралась сделать 140 км (вот где сила), — для меня это казалось подвигом.

Паром в центр Сантандера

Паром в центр Сантандера

Я быстро добралась до Сантандера – дорога шла все время вниз. Там села на паром за 2,65 евро и переправилась в центр (сэкономив 30 км на объезде). В киоске на городской пристани мне попалась добрая девушка. Она дала карту, на которой отметила ручкой все необходимые объекты. На автовокзале я решила купить билет в кассе и не прогадала. В автомате мне бы не сказали, что до Леона надо ехать на двух автобусах с одной пересадкой. Транспорт, как во всем Евросоюзе, оказался не дешев — два билета в Овьедо и Леон стоили мне 22 и 19 евро.

Однако я не о чем не жалела. Мне нужен был отдых. Хотелось также сократить отрезок дороги, и было безумно интересно посмотреть на «Французский Путь».

На вокзале Сантандера я повстречала Сару. По профессии девушка оказалась журналисткой. Она ехала в Овьедо, чтобы пройти «Камино Примитиво». Девушка рассчитывала идти 10 дней, а потом 5 дней до Финистерры. Сара плохо говорила по-английски, но пыталась изо всех сил и ржала над моими короткими рассказами о километражах и вписках.

Сара и парень из автобуса

Сара и парень из автобуса на остановке в Овьедо

В автобусе мы познакомились с парнем, у которого английский язык был в норме. Так что, я почти все понимала, а главное меня понимала Сара. Я была рада знакомству, потому что ребята помогли мне с багажом и выяснили платформу автобуса, следующего на Леон.

Несмотря на тревожное состояние, охватившее меня по поводу предстоящего поиска ночлега и не приятной перспективы объяснять, как я доехала до Леона из Гуэмеса за один день, существование снова позаботилось обо мне. На автовокзале я встретила двух американцев – Дэвидов. Помимо одинаковых имен, оба были наделены добродушием, и располагали к доверию, своим непосредственным восприятием окружающего пространства.

Плохо ориентируясь в туристической карте города, Дэвиды раз 100 спросили у прохожих, где расположен монастырь святой Терезы. Мы таки доспрашивались до самого муниципального альберга и мы потеряли друг друга в тот же вечер.

В этом хостеле оказалась «хренова туча» велосипедов! Штук 100, а может и больше. Это можно вполне объяснить тем, что коммерческие туры стартуют преимущественно из Леона, да и большинство самостоятельных путешественников предпочитают начинать из этого города. Меня поселили на втором этаже, в комнате, где ночевало порядка 300 человек, разделенных на закутки по 12-20 персон, ужин стоил 6 евро.

В тот вечер, гуляя по городу я повсюду натыкалась на сцены, — Леон готовился к музыкальному фесту. Везде было полно народу (туристы вперемежку с пилигримами). Возвращаясь в альберг, я увидела женщину со всеми атрибутами камино, в инвалидной коляске с кислородной маской возле носа и еще мужчину, лежащего в инвалидной коляске.

В принципе, я была рада начать путь по «Французской дороге».

Бонус! С этого места к повествованию прибавляется

Сериал о песенной эстафете на Пути Сантьяго

25 июня

92 км. Ночевка в Acebo

Указатель до Сантьяго

До Сантьяго совсем чуть-чуть (2-3 дня)

Вот за что нельзя не любить Сантьяго, так это за его неожиданные повороты. Как раз на одном из таких экстравагантных перекрестков ранним утром мне повстречался пилигрим – мужчина средних лет, как сказал бы про себя Карлсон, в самом рассвете сил, который остановив меня, высокопарным тоном произнеся фразу:

— Just a shine. Only shine! You shine see far from here, very far!

Утро в Пути

Утро в Пути

Постепенно дорога выровнялась, стало прохладнее. От Леона до Асторги указатели вели вдоль автобана. Это быстро приелось мне, и я свернула на сельскую дорожку, вдали от тропы пилигримов, которая проходила еще в большей глуши и приближалась к перевалу.

Чудесатый дом в горах

Чудят в горах

Долина Эль-Бьерсо

Пейзажи долины Эль-Бьерсо

На перевале

Недалеко от Rabanal del Camino

Для отпущеня грехов

Камни из родных мест пилигримов

Возле железного креста, символизирующего отпущение грехов (под него кидают камни, принесенные с родных мест, чтобы оставить там свои грехи), недалеко от Rabanal del Camino, я встретила двух парней. Ребята были очень молоды – 17 и 18 лет, оба из Рима. Они ехали совсем налегке и когда добрались до перевала – радовались, как маленькие. Парни протянули фотик, чтобы сфотографировать их на фоне креста, а я, пользуясь случаем, попросила их подсказать мне, где найти альберг. Адриано представился сам и познакомил нас с младшим Андреа, а затем перечислил населенные пункты, где имелись альберги: муниципальные и коммерческие.

Некоторое время мы ехали вместе, но молодежь спешила прокатиться с перевала с ветерком, а я не торопилась уезжать из такой красоты. Ветер согнал тучи в стройный кучный ряд, повторяющий геометрию дороги. Я наслаждалась фотоохотой, перемещаясь от одного живописного уголка до другого природного ландшафта долины Эль-Бьерсо короткими переездами.

Вниз с перевала!

Дорога с перевала

Скоро будет дождь

Вот-вот грянет!

На одном из поворотов горного серпантина я наткнулась на раненого Андреа. Он выставил вперед руку, чтобы я затормозила. У мальчика были содраны бок и ладони. Велосипед в результате не удачного падения повредился, но тормоза остались в норме. Это было весьма кстати, потому что пацаны хотели успеть до дождя скатиться в Асебо.

Указатель

Фото этого маленького альберга есть во всех путеводителях мира

 Пейзажи долины Эль-Бьерсо

Пейзажи долины Эль-Бьерсо

Красота в горах

Не надо слов! Просто наслаждайтесь!

Так и случилось. Мы ступили на крыльцо муниципального альберга за 1 минуту до грянувшего ливня. Тут же к нам навстречу выскочила бабушка, которая сказала, что у нее всего два места.

Старший Адриано, постарался проявить благородство, начав предлагать мне остаться, но я посмотрела на раненого Андреа и решила поискать этот новый алберг, о котором тихо твердила озадаченная нашими рыцарскими пассажами старушка. Она уверяла, что в 10 минутах ходьбы, а уж на велосипедах всего за 3 минуты, можно добраться до гранд гранд альберга. Я быстро распрощалась с моими римлянами и решила переждать дождь под навесом, над которым висел рекламным баннер с громадной вывеской «New albergue».

Долгий взгляд на вывеску привел меня в чувства. Через секунду ходьбы я стояла на ресепшене новейшего альберга и приятно поражалась названной ценой. С меня взяли 7 евро за кровать в 12-местной комнате. По такому поводу я решила заказать «королевский» ужин за 10 евро. Мне было предложено кушанье из трех блюд, с возможностью выбора.

Как только я разобралась с заказами, то пошла в свою комнату, где встретила французскую пару старичков и Томаса – немца (единственного из троих знавшего английский). Он начал разговор с предположения, что русских туристов мало на Пути, потому что они ортодоксы. Я ответила ему встречным вопросом:

— А много ли католиков он встречал в этом «паломничестве»?

После этого диалога я отправилась в душ, а когда вернулась в свою комнату, увидела Томаса, корпевшего над застежкой правой штанины. Внезапно во мне пробежала искра товарищеской взаимопомощи, и я живо кинулась отстегивать штанину. Томас весьма озадачился таким порывом, тем более что штанину требовалось застегнуть, а не наоборот. Хохоча от души, я мигом проделала это с обоими «запчастями».

Заслуженный ужин

Ужин пилигрима

На ужин моя разомлевшая от цивилизации персона явилась первая. Обслуживающий персонал сразу оживился, принесли салат. На столе обнаружился кувшин вина. Налив себя в бокал и кинув взгляд в окно, я захотела поделиться красотой с близкими. Мне не составило труда запаролиться в местной сети, и набрать Дока по скайпу. Разговор сразу кончился не начавшись, — в столовую начали стекаться люди, — орать в телефон стало не прилично.

Паломники приходили и рассаживались за соседние столы. Это меня немного расстраивало, — хотелось общения. Однако утешение в виде целого графина вина служило мне отличной заменой вечернего разговора. С этими мыслями я принялась за салат. В тот же момент в зале появился сияющий, свежевымытый Томас. Он подошел к моему столу, учтиво поклонился и попросился на свободное место. Я радостно кивнула и предложила вина. Томас сказал, что перебрал еще вчера, но от налитого бокала не отказался. Мужчина сразу же завалил меня стандартными вопросами. В разных вариациях и порядке их задают тебе все знакомцы на Пути.

Томас

Томас из Восточной Германии

А вот что Томас рассказал о себе:

+1-я серия о том, как пели песни

Мужчина живет в Восточной Европе, в маленьком городке недалеко от Лейпцига. На взгляд ему 45-48, поэтому я делаю вывод, что в школе он учил русский. Так оно и есть, однако, язык Томас забыл. Хорошо, что успел за неделю скитаний вспомнить английский. Ему помог датчанин, которого он встретил в начале Пути. Тот шел от дверей своего дома с апреля, уже какую-то 3-х тысячную милю с громадным 25-килограмовым рюкзаком. Я не спросила Томаса о профессии, а сразу поинтересовалась, зачем он здесь? Мужчина потупил взгляд и сказал, что его жена встретила другого человека. Теперь они (Томас и жена) должны принять решение как жить дальше. За то время, пока он путешествует, у обоих есть время подумать. У пары двое детей: мальчик и девочка 8 и 10 лет.

Томас рад, что попал в эти края. Немец начал путь из Сен-Жан-Пье-де-Пор, прошел неделю, потом сел на автобус и продолжил из Леона. У Томаса только 20 дней отпуска, а он хочется посмотреть все самое интересное.

Мы закончили пить бонусное вино и переместились в гостиную с камином, где я хотела поюзать ви-фи. Томас удалился ненадолго, а затем вернулся с двумя бокалами красного вина. Он присел на диван рядом со мной и открыл свой гайдбук по альбергам (за ужином я просила мужчину прочитать, в каких местах мне лучше переночевать).

Как только он открыл книжку из нее выпал листок. Это были слова и ноты песни пилигримов на немецком языке, которые подарил ему тот самый датчанин. Я тут же попросила Томаса спеть эту песню.

— Ты ведь поешь, когда остаешься один на дороге? Тебе же хочется петь?!!

— Да! — ответил Томас, — Но одно дело петь одному, а другое тебе! Из меня плохой певец.

— Все будет превосходно!

— уговорила его я, и он пропел пару куплетов.

долина Эль-Бьерсо

Пейзажи долины Эль-Бьерсо

Потом Томас начал рассказывать про свой опыт путешествия по альбергам и про путников. В предыдущем альберге их развлекали так. Было около 40 человек из разных стран. Всем задавали типовые вопросы: откуда родом, точка старта, финиша, интересовались мотивами, и ему, Томасу, было крайне интересно слушать эти живые рассказы. Его душу также затронул маленький музыкальный магазин, откуда он не хотел уходить, потому что там крутили классическую музыку, а он страстный ее любитель и ценитель.

— Знаешь русскую оперную Диву Анну Нетребко? — спросил Томас.

— Нет.

— ответила я и полезла в Яндекс, чтобы включить запись на смартфоне. Оперный гурман выбрал что-то испанское, мне оставалось только поднести динамик телефона к нашим ушам. Когда песня кончилась, и я отняла телефон от уха, по щеке Томаса текла скупая мужская слеза…

Вечером мы еще долго говорили о своих увлечениях и о Пути, который дает людям возможность выйти за рамки приевшейся обыденной жизни. Вино было превосходным, все постояльцы разошлись по своим комнатам, искры декоративного камина разыгрывали иллюзорный карнавал ярких чувств; так что я предложила пойти спать, а утром проснулась с похмельной головой.

Если вам понравилась статья, пожалуйста, напишите комментарий! (с)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *